Против фитонцидов микробам не устоять

Однажды судьба забросила меня в Богом забытую дыру: пережив трудный год, я решил податься куда-нибудь подальше от цивилизации и оказался в небольшой деревушке на берегу лесного озера. Связь с «Большой землей» осуществлял раз в два дня катер, совершавший рейсы между ближайшим городом, расположенным в 70 километрах по другую сторону озера. Зимой по льду озера прокладывали «дорогу жизни».

Одну из комнат в своей избе мне уступила тетя Маня - женщина лет пятидесяти, которая удивилась моему вопросу о деньгах - настолько местное население не было избаловано туристами.

Как-то, бродя по лесу, я наткнулся на торчащий сук и до крови поранил лицо. Зашел в медпункт, весь штат которого состоял из молодой девицы лет двадцати. С гордостью она мне сообщила, что ее рабочий стаж превышает целых два года. В медпункте передо мной предстала следующая картина. На кушетке в полубессознательном состоянии, накрытая ватным одеялом, несмотря на жару, лежала моя домохозяйка с торчащей поверх одеяла ногой. Вид у ноги был жуткий: она сильно отекла и имела зловещий багровый цвет.

Медсестра Люба, форсируя голос, кричала в телефонную трубку: «Нога опухшая, страшно толстая и горячая, и больная вся горит, температура сорок и три десятых». На том конце провода ее прервали, а потом она прервала: «А мне что делать? У меня пенициллина два флакона...» Ее опять прервали. Затем Люба печально в трубку прошептала: «Послезавтра будет поздно...» И швырнула трубку на рычаг. Тетя Маня оставалась безучастной, будто не о ней шла речь.

Пока Люба обрабатывала мне йодом лицо, рассказала, что тетя Маня вчера вечером напоролась в темноте на гвоздь, крови из раны вышло мало, что она расценила как хороший признак, обвязала стопу тряпкой и успокоилась. Ночью проснулась от сильной боли в ноге, которая стала ужасно тяжелой, ее бил озноб. Выпила несколько чашек чаю, но не согрелась И пришла в медпункт.

Я понял, что у моей хозяйки из-за попавшей в рану инфекции (она ходила босиком) развилась флегмона - воспалительный процесс с вовлечением подкожно-жировой клетчатки, которая замещается гноем. Процесс быстро распространился вверх по ноге, развился сепсис - общее заражение крови. Для спасения больной необходима экстренная операция - вскрытие флегмоны, а при далеко распространившемся процессе - даже ампутация ноги, ради спасения жизни. Одновременно в организм нужно вводить большие дозы антибиотиков. Но врач из городской больницы, как сказали медсестре, прибудет лишь через день. Тогда будет поздно... Ситуация представлялась безвыходной. Но я знал, есть возможность быстро вылечить тетю Маню и буквально поставить ее на ноги без операции и антибиотиков. Я сказал Любе, что я врач, буду ее лечить и всю ответственность беру на себя. Она не скрывала, что мне не верит. «Но если берете на себя ответственность... Говорите, что мне делать».

В моей практике уже были подобные случаи, и я знал, что при отсутствии необходимых медикаментов спасти больного могут фитонциды, обладающие изумительными противомикробными свойствами. Они образуются в растениях и противостоят полчищам микроскопических врагов, атакующих живую плоть растений. Природе было угодно, чтобы невидимые фитонциды губительно действовали и на микроскопических врагов человека. Диапазон противомикробных свойств фитонцидов необыкновенно обширен. Фитонциды, например, лука и чеснока уничтожают практически всех возбудителей людских болезней. Очень важно, что фитонциды проникают через кожу в другие ткани, как я неоднократно в этом убеждался, и освобождают от микробов пораженный очаг.

Люба была заинтригована, ожидала от меня каких-то необычных действий. Но применяемый мной метод лечения фитонцидами до неприличия прост, я бы сказал, несолиден, прозаичен. В общем, никакого шаманства. И когда я попросил Любу принести несколько луковиц, предупредив, чтобы они были твердые и сухие, она была явно разочарована. Раздобыв несколько луковиц, спросила, что с ними делать дальше. «Очистить от шелухи, - сказал я ей, - натереть на терке через мелкие отверстия, чтобы разрушить клетки лука для активизации фитонцидов». Затем мы, раскатав широкий бинт, обильно намазали всю поверхность бинта луковой полужидкой кашицей и забинтовали ногу тети Мани и стали ожидать ее выздоровления. И оно наступило.

Вечером, когда мимо медпункта возвращалось стадо, тетя Маня встрепенулась и соскочила с кушетки. «Корову доить, хозяйством заниматься», - засуетилась она. Люба оторопела: «Вы же больная, покажите ногу». Нога была еще несколько отечная и немного красная, но не болела. Но Люба все же выполнила свой долг до конца - измерила температуру. «Нормальная! - ликующе закричала она, кинувшись на шею моей домохозяйке. - Благодарите вашего постояльца». После ухода тети Мани Люба восторженно заявила: «Вы совершили чудо!» Между тем никакого чуда не было. Примененное мною лечение основано на учении о фитонцидах, сформулированном в России в XX веке. Рудольф ВОРОБЬЕВ, кандидат медицинских наук.

Народная медицина.

Комментарии

Обратите внимание, что эффективность средств народной медицины научно не доказана. Информация, размещенная на этой и иных страницах данного сайта, предназначена исключительно для ознакомления и обсуждения с врачом.

Обязательно проконсультируйтесь с врачом перед лечением.