Целительство в онкологии

Бурный поток писем онкологических больных, увы, сменился жалким ручейком. Тут много сложных причин. Одни из них состоят в том, что в последнее время официальная онкология ведет активное наступление на народные методы, которые включают в себя лечение рака ядовитыми травами, водкой с маслом, фракцией АСД-2, Тодикампом и прочими средствами, доступными небогатому народу.

Мы никогда не спорили с официальной наукой, не собираемся спорить и сейчас. Тем более что факт использования народных методов в онкологии — эта, если можно так сказать, неотъемлемая помощь официальным методам — вряд ли вызывает сомнения. Тезис этот подтверждают и статьи врача-фитотерапевта, гомеопата Тамары Владимировны Макеенко из Пскова. Один из ее материалов, сделанный в форме интервью с самой собой, представляется интересным для читателей. Итак...


У каждого специалиста-травника есть свои любимые травы, которые помогают ему в самых тяжелых случаях, не поддающихся обычным общепринятым способам лечения.

Мои любимые — ядовитые растения. Я на личном многолетнем опыте убедилась в верности изречения: «Большой яд — большое лекарство».

Ежедневно мне звонят и пишут больные с просьбой о консультации и помощи. Хотелось бы через газету ответить на несколько наиболее часто задаваемых вопросов.

— Убедите, пожалуйста, больного в необходимости пролечиться вашими лекарствами. Мы, родственники, хотим, чтобы он лечился, а больной не верит в травы и отказывается.

— Такие просьбы от родственников поступают нередко. Присылают даже телеграммы с подобными просьбами. Отвечаю. В медицине существует закон: взрослый больной в здравом уме может отказаться от любого лечения в любое время, даже вопреки желаниям членов семьи и врача. Конечно, такое решение может оказаться неразумным. Но это право больного, потому что любое лечение требует информированного согласия между больным и врачом.

— Вы вылечиваете рак? Я больна, мне предложили операцию (или облучение, химиотерапию), но я отказалась. Я хочу лечиться травами.

— Нет. Я не берусь вылечить рак одними только травами. И если вам кто-то из целителей пообещает вылечить рак травами — обойдите его стороной. Травы — это дополнительный метод лечения. Основной курс специального лечения — операция, облучение или химиотерапия — проводится обязательно!

Да, лечение тяжелое, и, естественно, больному не всегда просто дать согласие на калечащую операцию или на плохо переносимую химиотерапию. Он мечется, ищет выход. И тут подворачивается народный целитель, говорит такие желанные для больного слова: «Отказывайся от онкобольницы, я вылечу травами»... Травы пить — это не операцию сделать. И больной верит и идет за этим целителем к роковому концу.

У меня лечилась больная А. из Бобруйска. Молодая, симпатичная, приятная женщина. Несколько лет назад она обнаружила опухоль в молочной железе и увеличенные подмышечные лимфоузлы. В больницу идти боялась, а тут как раз в газете прочла, что некий врач (фамилию называть не буду) лечит рак болиголовом. Обратилась. И та ее лечила болиголовом 2 года (?!), вырастила опухоль до больших размеров и сказала больной, что курс болиголовом ты прошла и теперь лечись «другими средствами». Какими?! Бедная женщина пробовала и диету, и физические упражнения, в общем, все, что вычитала в литературе. Заболевание прогрессировало, начался распад опухоли, открылись свищи, появились сильные боли в позвоночнике, плечах — костные метастазы. С сильнейшим кровотечением из опухоли, в тяжелом состоянии она легла в больницу, которой так боялась, — в ту самую онкологию. Но теперь уже медицина была бессильна что-то сделать. Она попала ко мне на лечение сильнодействующими травами. 2 года травы сдерживали опухолевый рост. Но роковой конец оказался, к сожалению, неизбежен.

— Можно ли вылечить рак методом тибетской медицины?

— Я не являюсь знатоком тибетской медицины. Но, исходя из немногочисленных литературных данных, не могу отрицать того, что в тибетских высокогорных монастырях умеют лечить некоторые формы рака природными средствами. Но как попасть больному из СНГ в тибетский монастырь на лечение?!

Я подчеркиваю, что мое мнение основано на серьезных печатных сообщениях, например, трудах знаменитых врачей тибетской медицины братьев Бадмаевых, практиковавших в дореволюционном Петербурге и которые также умели лечить некоторые формы рака.

— Верите ли вы в экстрасенсов, бабок и колдунов? Можно ли к ним обращаться онкобольным?

— Сложный вопрос. При онкологии обращаться к таким специалистам я бы не советовала. И тем более, если экстрасенс требует отказаться от официальной медицины и положиться только на его сверхъестественные способности.

С другой стороны, полностью отрицать факты положительных результатов у таких специалистов при некоторых неонкологических заболеваниях я не могу.

Вот только где найти такую бабку — настоящую, а не «бабку в третьем поколении, лечащую все болезни, снимающую порчу и т. п. И в довершение ко всему — можно по фото. Только вышлите деньги».

— Я онкобольная. Прошла все необходимое лечение (операция и т. д.). Я спросила у врачей, нужно ли мне сейчас полечиться какими-либо травами. Мне ответили, что все у меня хорошо и никаких трав не нужно. Так ли это?

— Ну что я могу сказать. Данной больной просто очень повезло, потому что она обратилась ко мне и получит необходимое противорецидивное и поддерживающее лечение. Я уже говорила, что ко мне поступает очень много тяжелых больных. Так вот, примерно половина из них запущена, можно сказать, ни по чьей вине. Рак коварен тем, что на ранних стадиях во многих случаях протекает бессимптомно и безболезненно. А когда выявляется, то медицина уже бессильна помочь — запущенная стадия. Никто не виноват, никто его не запускал: ни больной, ни врач.

Но когда больной успешно прошел лечение в онкологии, тяжелейшее, надо сказать, лечение, и когда он в дальнейшем заботу о своей жизни проявляет только периодическими явками к онкологу для наблюдения, и когда у него выявляются рецидив или метастазы (через 1 год, 2, 3 и т. д.), то виновен в этом в первую очередь сам больной. И таких больных с рецидивами и с метастазами после официального лечения — у меня вторая половина среди запущенных.

К счастью, сегодня многие онкологи сами после соответствующих мероприятий советуют больным обратиться к народной медицине. Хотелось только, чтобы это был не завуалированный отказ в спецлечении безнадежным больным (что встречается чаще), а именно совет проходить противорецидивное и поддерживающее лечение травами определенное время после специального лечения. А время это, по моему опыту, пять лет.

— Что сильнее из трав — болиголов, мухомор или аконит? С чего мне начать лечение?

— По силе противоопухолевого действия эти травы равнозначны. В зависимости от индивидуальной чувствительности одни больные лучше идут на болиголове, другие на аконите, третьи на мухоморе. При онкологических заболеваниях нет времени на подбор, поэтому я всегда назначаю комплексное, усиленное лечение: все три настойки принимаются в один и тот же день в разное время.

Кроме настоек обязательно даю своим больным мазь на травах — смазывать область поражения и близлежащие лимфоузлы. В состав мази входят болиголов, мухомор, аконит, вех, белена, омела, чистотел, туя и некоторые другие травы, а также аптечные компоненты для улучшения кожной проницаемости. Основное свойство мази — местное противоопухолевое воздействие. Кроме того, она обладает обезболивающим и хорошим ранозаживляющим действием (при открытых раковых язвах, например, при распадающемся запущенном раке молочной железы).— Правда ли, что после операции (облучения, химиотерапии) лечение травами неэффективно?

— Нет. Это миф, придуманный недобросовестными целителями.

— Можно ли отравиться вашими лекарствами? Какие у них побочные действия? У меня больная печень (почки, желудок, сердце и др.). Не навредят ли они мне?

— Если вы принимаете лекарства согласно данной вам инструкции — будьте спокойны. В указанных дозах побочных токсических действий нет. Лекарства не навредят, а принесут пользу, в том числе не только при основном (опухолевом) заболевании, но и подлечат вам сопутствующие болезни.

— У больного рак IV стадии. Можно ли вылечить его травами? Официальная медицина от него уже отказалась.

— В крайне запущенных стадиях болезни рак вылечить нельзя, в том числе и травами. Можно приостановить неуклонное прогрессирование процесса и существенно продлить больному жизнь и даже работоспособность. Как долго можно удержать больного в стойкой ремиссии — никогда заранее сказать невозможно. Это зависит и от получаемого лечения, и от реакции больного на траволечение. Кому-то можно продлить жизнь на годы, кому-то лишь на месяцы, и, к сожалению, можно и не помочь вовсе.

— Ведете ли вы статистический учет больных? Сколько процентов больных у вас выздоравливает?

— Строгий учет провести невозможно. Многие больные, почувствовав себя хорошо, в дальнейшем прерывают связь. И об их судьбе иногда узнаешь только через несколько лет — звонят родственники, заболевшие чем-либо, и напоминают заодно и о больном. Так, позвонившая по поводу заболевания внука женщина поблагодарила за то, что семь лет назад мои травы помогли вылечиться ее мужу. Диагноз — рак желудка, от больного диагноз скрыли, сказали, что у него язва желудка. Лечился у меня три года. Сейчас у него все в порядке, о болезни, как сказала женщина, они уже забыли. Правда, забыли сообщить об этом и мне.

И еще. Многие из больных, кому помогли травы, тщательно это скрывают — боятся «сглазить». Откровенно и бесхитростно написала мне об этом моя онкобольная Анастасия Тимофеевна Б-ва из г. Улан-Удэ: «Между прочим, говорят, что если от лечения почувствуешь себя лучше, то не нужно никому это говорить».

— Надо ли говорить больному о том, что у него рак? Мы скрываем от него этот диагноз.

— Однозначного ответа на этот вопрос у меня нет. При крайне запущенной онкологии, когда любая медицина уже бессильна, когда шансы на жизнь исчерпаны — на мой взгляд, не стоит отравлять последние дни больного этой страшной правдой.

Если же больного можно вылечить, но он не знает точного диагноза и потому противится лечению, то ему нужно сказать правду (обязательно обсудив этот вопрос с лечащим онкологом). Потому что осознание больным заболевания как фактора, угрожающего жизни, является важной предпосылкой для стимуляции защитных сил организма, готовности изменить образ жизни, серьезного отношения к проводимому лечению.

— Какие гарантии на излечение вы даете?

— Этот вопрос задают все обратившиеся. Всех интересует, каковы шансы у больного, какой я могу дать прогноз? Никогда не спрашивайте об этом.

Прогноз никому из нас точно неизвестен.

Хорошо ответил на этот вопрос онколог, академик А. Воробьев: «Сколько безнадежных больных выздоровели? Много. Хотя, если считать в процентном отношении ко всем таким пациентам, то ничтожно мало. Наши прогнозы опираются на статистику, а больной уникален. Лично к нему никакого отношения не имеет тот факт, что из таких больных, как он, практически никто не выжил. Настоящий прогноз известен только на небесах, лишь Всевышнему».


Нельзя сказать, что мы целиком и полностью согласны с Тамарой Владимировной. Нам кажется, что она все-таки несколько преуменьшила возможности лечения онкологии травами. Тем не менее материал ее подкупает откровенностью.

Комментарии

Обратите внимание, что эффективность средств народной медицины научно не доказана. Информация, размещенная на этой и иных страницах данного сайта, предназначена исключительно для ознакомления и обсуждения с врачом.

Обязательно проконсультируйтесь с врачом перед лечением.